ВПЕРВЫЕ НА САЙТЕ?

Для Вас скидка 15%

на первый заказ!

Оставьте свой e-mail,

и мы пришлем Вам

скидочный* промокод

Или просто позвоните нам

по бесплатной линии

8-800-100-8-9-10!

* исключая промопредложения месяца

Заказать звонок

Написать нам

09:00 - 19:00 (пн. - пт.)

Заказы ON LINE 24/7

МЕНЮ

Исследование: Восстановление витаминной недостаточности

Обычная пища, обогащенные продукты и биодобавки: откуда американцы получают нутриенты?

The Journal of Nutrition. До выпуска печатного издания материал был опубликован в сети 26 августа 2011г.;

ссылка: 10.3945/jn.111.142257.

The Journal of Nutrition

Потребность в питательных веществах и оптимальное питание

Продукты питания, обогащенные пищевые продукты и пищевые добавки: откуда американцы получают свои питательные вещества?1–3

Виктор Л. Фулгони III,4* Дебра Р.Кист,5 Риган Л. Бейли,6 Джоанна Двайер7

4«Влияние питания» LLC, Бэтл Грик, Мичиган; 5Исследование баз данных продуктов питания и питательных веществ Инк., Окемос, Мичиган; 6Центр биологически активных добавок, Бетесда, Мэрилэнд; 7Джин Майер, министерство сельского хозяйства США, научно-исследовательский центр по изучению связи питания и старения человека, медицинские институты, школа научного питания Фридмана, Университет Тафт, Бостон, Массачусетс

Краткое описание

Данные об источниках обычного потребления питательных веществ в США доступны в весьма ограниченном количестве. Целью настоящего исследования является определение доли питательных микроэлементов в обычном пищевом рационе населения при употреблении продуктов различного происхождения (продукты природного происхождения, обогащенные и витаминизированные продукты, а также пищевые добавки) и сравнение обычного питания населения с рекомендованным пищевым рационом для жителей США в возрасте ≥ 2 лет, в соответствии с «Национальной программой проверки здоровья и питания» (НППЗП) 2003–2006гг. (кол.участн.=16110). В своем исследовании мы использовали метод Национального института рака для определения фактического потребления 19 микроэлементов, необходимых для поддержания здоровья, и их источников. Только у небольшого процента населения общий объем приема микроэлементов (включая обычные продукты и пищевые добавки) оказался ниже «Ожидаемой средней потребности» (ОСП) по следующим показателям: витамин B-6 (8%), фолиевая кислота (8%), цинк (8%), тиамин, рибофлавин, никотиновая кислота, витамин B-12, фосфор, железо, медь и селен (<6% по всем показателям). А у большей части населения наблюдался дефицит потребления микроэлементов ниже «Ожидаемой средней потребности» в отношении витаминов A, C, D, E (34%, 25%, 70% и 60% соответственно), кальция (38%) и магния (45%). Только 3% и 35% населения регулярно принимали калий и витамин К (соответственно) на уровне, превышающем установленную норму «адекватного потребления». Обогащение и/или витаминизация продуктов внесли свою долю участия в основном за счет приема витаминов А, С, Д, тиамина, железа и солей фолиевой кислоты. Пищевые добавки, в свою очередь, способствовали снижению процента населения, потребляющего питательные вещества ниже уровня «Ожидаемой средней потребности», по всем показателям. Процент населения, потребляющего питательные элементы в количестве, превышающем «максимальное переносимое потребление», был очень низким по большинству показателей, однако 10,3% и 8,4% населения потребляли никотиновую кислоту и цинк (соответственно) в количествах, превышающих «максимальное переносимое потребление». Без обогащения и/или витаминизации продуктов и употребления биологически активных добавок к пище многие американцы не достигали рекомендуемого уровня приема микроэлементов, утвержденного в «Рекомендованном пищевом рационе».

Введение

Американцев все время убеждают удовлетворять свою потребность в питательных веществах, употребляя продукты, которые обеспечивают хорошо сбалансированный рацион питания (1,2). Тем не менее, многие из них не следуют рекомендациям и питаются таким образом, что у них создается дефицит некоторых полезных веществ и, в то же время, возникает переизбыток энергии (2-10). В «Рекомендациях по правильному питанию» 2010г. были определены 4 питательных вещества, необходимые для здорового питания: клетчатка, входящая в состав пищи, витамин Д, кальций и калий. Для определенных подгрупп населения были рекомендованы также некоторые дополнительные недополучаемые ими питательные вещества: витамин А, витамин С, соли фолиевой кислоты, витамин К и магний (2).

В большинстве продуктов питательные вещества природного происхождения содержатся в относительно небольшом количестве. Добавление питательных веществ к пище с помощью обогащения (замены питательных веществ, потерянных при приготовлении) или витаминизации (добавки питательных веществ в пищу на более высоком уровне, чем встречается в пище природного происхождения) повышает содержание одного или нескольких питательных веществ в отдельных видах продуктов, пользующихся особой популярностью, повышая, таким образом, прием полезных веществ до желаемого уровня. Большинство зерновых продуктов обогащены, а многое другие продукты витаминизированы. Например, хлеб обогащен тиамином, никотиновой кислотой, рибофлавином и железом; большинство каш, готовых к употреблению в пищу,8 витаминизированы с помощью добавления железа и витаминов группы В, включая соли фолиевой кислоты, а почти все молоко обогащается витамином Д.

В дополнение к питательным веществам, получаемым из обычной пищи, многие американцы используют биологически активные добавки (11,12). В соответствии с данными «Национальной программы проверки здоровья и питания» 2003-2006гг., половина американцев в возрасте старше 1 года получают пищевые добавки, наиболее распространенные из них – это мультивитаминные/минеральные комплексы, их принимает 33% населения США (12). Очень ограничена информация о потреблении питательных микроэлементов в США в составе продуктов природного происхождения, обогащенных и/или витаминизированных продуктов, а также об источниках пищевых добавок, за исключением солей фолиевой кислоты (13).

В Европе обогащенные продукты питания не содержат большого количества питательных веществ, и даже с учетом пищевых добавок большинство детей и взрослых не превышают предел «максимального переносимого потребления» (МПП) (14).

___________________________________________________

8 Использованные сокращения:

АI (adequate intake) –АП (Адекватное потребление),

EAR (estimated average requirement)- ОСП (ожидаемая средняя потребность)

FNDDS (Food and Nutrient Database for Dietary Studies)- База данных по продуктам и питательным веществам для изучения и составления оптимального рациона

NCHS (National centers for Health statistics) Национальный центр медицинской статистики

SR (Nutrient Database for Standard Reference) - Справочная база данных питательных веществ

RTE (Ready-to-eat) – готовый к употреблению в пищу

UL (tolerable upper intake level)-МПП (максимальное переносимое потребление)

NHANES -«Национальная программа проверки здоровья и питания» (НППЗП)

SEM-СПСВ (стандартная погрешность средней величины)

Исходя из того, что практика обогащения пищевых продуктов и сами пищевые добавки в США и Европе существенно отличаются, данное исследование было нацелено на то, чтобы определить общее обычное потребление 19 питательных микроэлементов, получаемых из всех источников, а также выяснить процентное отношение питательных микроэлементов, получаемых из пищи (включая продукты природного происхождения и продукты, прошедшие процесс обогащения и/или витаминизации) и получаемых из пищевых добавок. Исследование проводилось с репрезентативной выборкой представителей американского населения в возрасте старше 2 лет.

Участники и методы исследования

Исследуемая популяция. Данные для разработки «Национальной программы проверки здоровья и питания» собираются Национальным центром медицинской статистики Центра контроля и профилактики заболеваемости. Все участники или их доверенные лица предоставили письменное согласие, основанное на полученной информации, и Наблюдательный совет по научной этике в Национальном центре медицинской статистики утвердил регламент исследования. Для проведения анализа мы использовали данные «Национальной программы проверки здоровья и питания» за 2003–2004гг. и 2005–2006гг. (15). Объединенная выборка включала 18063 участника, они должны были выполнить полную программу по изучению суточного пищевого рациона. Из данного количества участников (к.уч.) были исключены 1241 ребенок младше 2 лет и 712 беременных и/или кормящих женщин, после чего количество участников исследования сократилось до 16110 человек, находящихся в возрасте ≥ 2 лет, (количество участников =7250 для возрастной группы от 2 до 18 лет, и количество участников = 8860 для участников старше 19 лет). Все участники лично прошли медицинское освидетельствование в передвижном центре обследования, которое включало круглосуточное наблюдение за их диетой и рационом с полным оперативным отчетом. Второе круглосуточное наблюдение с отчетом по телефону проходило примерно через 3-10 дней после обследования в передвижном центре. Оба суточных отчета о диете собирались с помощью автоматического метода многократности, используемого в министерстве сельского хозяйства США.

Питательные вещества, получаемые из пищевых продуктов.

Для определения питательных микроэлементов, получаемых участниками «Национальной программы проверки здоровья и питания», были использованы разнообразные базы данных состава продуктов, создаваемые министерством сельского хозяйства США , результаты сообщались в круглосуточном оперативном отчете о приемах пищи. Министерство сельского хозяйства США проводило оценку состава питательных веществ из продуктов, используемых в «Национальной программе проверки здоровья и питания», изучлись рецепты блюд, путем сопоставления ингредиентов приготовленного блюда с данными по составу продукта, получаемыми из Базы данных стандартов питательных веществ. Файл связей Базы данных питательных веществ (БД) версии 2.0 Базы данных по продуктам и питательным веществам для изучения и составления оптимального рациона использовался в сочетании с выпуском БД 18 для определения содержания питательных веществ в продуктах, указанных в «Национальной программе проверки здоровья и питания» в 2003-2004 гг. База данных по продуктам и питательным веществам для изучения и составления оптимального рациона 3.0 и выпуск БД 20 использовались для определения состава продуктов, включенных в отчеты участников программы в 2005-2006гг. (16-19). Приложение к Базе данных по продуктам и питательным веществам для изучения и составления оптимального рациона 3.0 предоставила данные по потреблению витамина Д в продуктах, участвовавших в «Национальной программе проверки здоровья и питания» в 2005-2006гг (20). Продукты, включенные в программу в 2003-2004гг., сравнивались с приложением по витамину Д, и если данные не совпадали, расчеты компонентов проводились с помощью раздела 2.0. - Базы данных по продуктам и питательным веществам для изучения и составления оптимального рациона (БД). Поскольку выпуски БД 18 и 20 не включали новые значения витамина Д, для анализа был взят выпуск БД 22 (21).

Показатели присутствия в продукте солей фолиевой кислоты в БД и в Базе данных по продуктам и питательным веществам для изучения и составления оптимального рациона были разделены на добавленную синтетическую фолиевую кислоту и пищевую фолиевую кислоту (т.е. соли фолиевой кислоты, изначально присутствующие в продукте)

Данные по добавленным витаминам B-12 и E также были легко доступны, их количество природного происхождения, изначально присутствующее в продукте, определялось на основании разницы между общим количеством и их частью, привнесенной при витаминизации. Для определения количества потребления других питательных веществ, которые были добавлены в пищу в процессе обогащения и/или витаминизации продуктов, мы использовали различные методы, с целью разделения содержания каждого питательного вещества на долю природного происхождения и искусственно добавленные компоненты. Для выполнения этой задачи были использованы данные, полученные из БД и Базы данных по продуктам и питательным веществам для изучения и составления оптимального рациона, а также базы данных информационной системы «Май пирэмид» («MyPyramid») 2.0 (22), в которой приводятся эквивалентные значения питательных веществ. Указанная система была создана министерством сельского хозяйства США в качестве справочного банка по продуктам питания.

К примеру, если в продукте, по информации Базы данных по продуктам и питательным веществам для изучения и составления оптимального рациона, содержалась синтетическая фолиевая кислота, а по базе данных информационной системы «Май пирамид» - зерно, и если данный пищевой продукт не являлся обогащенным зерновым продуктом, таким, например, как хлеб, начинали изучать рецепт его приготовления и отслеживать все составные части, с целью выяснения, откуда взялась синтетическая фолиевая кислота: возможно, из обогащенной муки, а может, из других ингредиентов. Мы определяли количество добавленного тиамина, рибофлавина, никотиновой кислоты, солей фолиевой кислоты и железа на 100г. обогащенного зернового продукта, подсчитывая разницу между показателями обогащенных и необогащенных продуктов, в соответствии со справочной базой данных питательных веществ (БД). Таким образом, при определении количества добавленных солей фолиевой кислоты на 100г. исследуемого продукта и соответствующих количествах солей фолиевой кислоты и других питательных веществ, которые были добавлены к обогащенному ингредиенту, мы могли определить соразмерные количества других питательных веществ, добавленных к исследуемому продукту.

Мы использовали другой подход при определении количества питательных веществ, добавленных в обогащенные зерновые продукты, таких как каши, готовые к употреблению, и брикетированный зерновой концентрат. В данном случае количество любого питательного вещества, добавленного в процессе обогащения, определялось с помощью подсчета разницы между общим содержанием питательного вещества и его количеством, изначально присутствующим в продукте. Мы исходили из того, что полученная разница была искусственно добавлена в продукт, если она превосходила 5% от суточной нормы (указанной в маркировке) на одну порцию продукта. В противном случае, если разница была меньше 5% суточной нормы или незначительно отличалась, ее значение принималось за 0, поскольку ошибки могли закрасться в подсчеты при округлении цифр или допущений в отношении состава. Ингредиенты приготовленных пищевых продуктов, таких как каши, готовые к употреблению, или брикетированные зерновые концентраты, не были указаны в Базе данных по продуктам и питательным веществам для изучения и составления оптимального рациона. В связи с этим, мы пользовались информацией из базы данных информационной системы «Май пирэмид» (MyPiramide), исходя из порционного расчета фруктов, орехов и зерен и сочетая эти данные с типичным содержанием питательных веществ, указанным в справочной базе (БД) по тем категориям  продуктов, которые обычно являются составляющими рецептов приготовления каш, готовых к употреблению, таким, как изюм, миндальные орехи и необогащенная мука, чтобы в расчетах отделить часть изначально присутствующих природных питательных веществ от обогатителей пищевых продуктов.

Количество других питательных веществ, таких как витамин С и кальций, добавленных в напитки, и витаминов А или Д, добавленных в маргарин или молоко, определялось непосредственно анализом рецептуры с использованием данных по составу продукта и справочного раздела Базы данных по продуктам и питательным веществам для изучения и составления оптимального рациона. Например, мы отделили обогатители от витаминов А и Д, которые изначально присутствуют в молоке, при анализе всех продуктов, в рецептуре которых указано молоко в любом количестве. Используя те же допущения, что и министерство сельского хозяйства США, в отношении использования натурального необогащенного молока при изготовлении продуктов, мы провели расчет рецептуры с целью определения пропорций состава продуктов, инспектируемых министерством сельского хозяйства США, и анализа указанных в таблицах значений, которые были получены в результате витаминизации молока, с параллельным их сравнением с количеством витаминов А или Д, изначально присутствующих в молоке, мясе, а также других ингредиентов смеси.

На основании указанных выше методик, мы смогли определить питательную ценность витаминов и минералов, как природного, так и искусственного происхождения (т.е. полученных в результате обогащения и/или витаминизации).

Питательные вещества, получаемые с пищевыми добавками. При проведении «Национальной программы проверки здоровья и питания» в 2003-2006гг. в семьях участников исследования проводился опрос и раздавались анкеты с целью выяснить, какие пищевые добавки (витамины, минералы, препараты растительного происхождения и др.) они употребляли в последние 30 суток (30). Опрашиваемые лица отчитывались по каждой пищевой добавке, они должны были отмечать частоту употребления каждой добавки (т.е. количество дней приема продукта за последние 30 суток), продолжительность приема (т.е. сколько дней, недель, месяцев или лет они принимали продукт) и количество продукта, потребляемого в сутки, за последние 30 суток. Интервьюирующий исследователь изучал также каждую емкость, в которой содержалась пищевая добавка, и записывал полную информацию по продукту, так чтобы позже можно было его сопоставить с другими добавками, а также ввести в базу данных пищевых добавок.

Национальный центр медицинской статистики имеет свою базу данных пищевых добавок, в ней содержится информация по товарным этикеткам и инструкциям по применению продуктов. Подобную информацию предоставляют производители пищевых добавок, вошедших в списки Национальной программы проверки здоровья и питания, эта информация включает данные по указанной дозировке или размере порции, ингредиентам, количеству ингредиентов на порцию. Среднее дневное потребление питательных веществ из пищевых добавок рассчитывалось индивидуально, с учетом количества дней приема продукта (со слов испытуемого), сообщенного количества дней приема и размера порции, указанного на этикетке.

Определение обычного приема. Используя данные по составу пищи, указанные выше, был определен объем потребления питательных веществ по каждому продукту природного происхождения, с учетом двух опросов каждого участника исследования за сутки, путем умножения веса съеденного продукта (в граммах) на вес питательного вещества (из расчета его количества на 100гр продукта). Мы также определили потребление питательных веществ из всех продуктов (включая питательные вещества добавленные в процессе обогащения и/или витаминизации), используя тот же метод. Принимая во внимание различную биологическую усвояемость солей фолиевой кислоты (фолатов) и фолиевой кислоты, мы использовали показатели пищевого фолатного эквивалента (24).

Оценка обычного потребления питательных веществ проводилась с использованием метода Национального института рака (25) по каждому отдельному компоненту, поскольку питательные вещества потребляются на определенном уровне большую часть дней. Статистика обычного потребления включала способы и процентили приема, а также вероятность соответствия или превышения норм «Рекомендуемого потребления с пищей» по 19 питательным микроэлементам (24, 26-29)

Обычное потребление питательных веществ с установленной «Ожидаемой средней потребностью» было определено по тиамину, рибофлавину, никотиновой кислоте, солям фолиевой кислоты, кальцию, фосфору, магнию, железу, цинку, меди, селену и витаминам А, В-6, В-12, С, Д и Е.


Таблица 1. Обычный прием питательных веществ природного происхождения, получаемых в результате обогащения/витаминизации и употребления пищевых добавок населением старше 2 лет, по «Национальной программе проверки здоровья и питания» 2003-2006гг. в сравнении с «Рекомендованным пищевым рационом». Supp_tabl1_1.jpg

Supp_tabl1_2.jpg

Supp_tabl1_3.jpg

Supp_tabl1_4.jpg

Кроме того, объем обычного потребления с АП (адекватным потреблением) был определен по 2 питательным веществам: витамину К и калию. Поскольку показатели потребности в железе (28) были искажены, мы использовали вероятностный метод для определения количества населения с показателями ниже ОСП (ожидаемой средней потребностью). Мы также определили процент населения с показателями выше нормы МПП (максимально переносимого потребления) питательных веществ, по которым МПП был установлен, включая витамин А, витамин С, витамин Е, никотиновую кислоту, фолиевую кислоту, фосфор, магний, железо, цинк, медь, селен, витамин Д и кальций. Поскольку МПП для никотиновой кислоты и магния были установлены только для пищевых добавок (24, 26), а МПП для витамина А и солей фолиевой кислоты были основаны на ретиноле и добавленной фолиевой кислоте, соответственно (24, 28), это учитывалось при определении оценки обычного приема данных питательных веществ на уровне, превышающем МПП.

Количество полезных веществ, поступающих из продуктов природного происхождения и из всех остальных продуктов (включая обогащенные и витаминизированные), определялось отдельно, вычитанием из общего приема. Для подсчета общего приема питательных веществ мы добавили питательные вещества, получаемые из пищевых добавок, к обычному приему питательных веществ, поступающих вместе с едой, как указывалось выше (13).

Для определения обычного приема питательных веществ вместе с продуктами питания, были использованы данные обоих суточных отчетов. Ковариаты в моделях обычного приема включали возрастные группы, день недели поступившего отчета о приеме пищи (будний или выходной),частоту проведения интервью и составления отчетов (при личной встрече или по телефону) и использование пищевых добавок.

Таким образом, мы разработали 3 блока данных по приему питательных микроэлементов: 1) природного происхождения, существующим только в продуктах; 2) из всех видов продуктов (включая питательные веществ.

вещества, добавленные при обогащении и/или витаминизации); и 3)из всех источников питания (включая все продукты и пищевые добавки).

Результаты

Общий прием питательных микроэлементов из всех видов продуктов и пищевых добавок. Процент населения, в возрасте ≥2 лет с общим обычным потреблением питательных веществ (включая получаемые из продуктов питания и пищевых добавок) на уровне ниже ОСП, оказался весьма существенным по витамину Д (70%), витамину Е (60%), кальцию (38%), витамину А (34%), витамину С (25%) и магнию (45%), -см. Таблицу 1. Для сравнения, гораздо меньшая часть населения имела показатели по обычному приему ниже ОСП (по убывающей) по витамину В-6, цинку, фолиевой кислоте, железу, тиамину, меди, витамину В-12, рибофлавину, никотиновой кислоте и селену. Менее 3% населения имели показатели обычного потребления, превышающие АП (адекватное потребление), по калию и ~35% населения имели показатели обычного потребления, превышающие АП, по витамину К.

Процент населения, чьи показатели превысили МПП (см. Табл.1) был невысоким по большинству питательных веществ (<3% по кальцию, железу, витамину Д, С и Е; и ~5% и8% по витамину А и цинку, соответственно). Единственным исключением была никотиновая кислота, по которой примерно у 10% населения были показатели общего обычного приема, которые превышали МПП.

Сравнения обычного приема микроэлементов из различных источников.

Процент приема микроэлементов из продуктов, включая микроэлементы природного происхождения и добавленные в результате обогащения, значительно отличались по каждому показателю у индивидуумов ≥2 лет (см. табл. 2).Большой процент витаминов А, В-6, В-12, С и Д, а также тиамина, рибофлавина, никотиновой кислоты, фолиевой кислоты и железа поступали в результате обогащения и/или витаминизации продуктов. Процент населения с обычным потреблением ниже ОСП по многим микроэлементам был значительно выше, когда учитывались питательные вещества природного происхождения (рис. 1, табл.1).

Supplements_pict1.jpgПри рассмотрении доли питательных микроэлементов, добавленных к пище путем обогащения и/или витаминизации, оказалось, что процент населения, имеющий показатели ниже нормы ОСП, резко снизился, по сравнению с обычным приемом только микроэлементов природного происхождения, в отношении витамина А (с 74% до 45%), тиамина (с 51% до 6%), солей фолиевой кислоты (с 88% до 11%) и железа (с 22% до 7%). Кроме того, было замечено сокращение (хоть и не такое резкое) процента населения, имеющего показатели ниже нормы ОСП по обычному приему питательных микроэлементов, добавленных к пище путем обогащения и/или витаминизации, по витамину С (с 46% до 37%), витамину В-6 (с 22% до 12%) и цинку (с 15% до 11%). При рассмотрении доли участия пищевых добавок, выяснилось, что процент населения, имеющего показатели ниже нормы ОСП по обычному приему питательных микроэлементов (Рис.1А,В; табл.1), еще более сократился по витамину А (с 45% до 34%), витамину С (с 37% до 25%), витамину E (с 91% до 60%) и магнию (с 55% до 45%).

По большинству питательных микроэлементов лишь небольшие очевидные изменения наблюдались в проценте всего населения, имеющего показатели выше нормы МПП при потреблении питательных веществ, добавленных при обогащении/витаминизации продуктов (Таблица 1). При учете питательных веществ, получаемых с помощью пищевых добавок, процент всего населения, имеющего показатели выше нормы МПП по витамину А (2%–5%), никотиновой кислоте (1%–10%), солям фолиевой кислоты (1%–6%) и цинку (5%–8%) еще более увеличился (см. таблицу 1).

Сравнение возрастных групп. Мы исследовали также различия показателей у детей (от 2 до 18 лет) и взрослых (старше 19 лет). Выяснилось, что у большого процента детей (см. дополнительную таблицу 1) общее обычное потребление ниже ОСП по следующим показателям: витамин Д (73%), витамин E (66%), кальций (45%), магний (34%), витамин A (25%) и витамин C (16%).

Аналогично этому, процент взрослых с общим обычным потреблением ниже ОСП (см. доп. Таблицу 2) был значительным по следующим показателям: витамин Д (68%), витамин E (58%), магний (48%), витамин A (37%), кальций (36%) и витамин C (28%).

В детской подгруппе процент населения с общим обычным потреблением, превышающим МПП, оказался существенным по следующим показателям:  цинк (24%), никотиновая кислота (16%), витамин A (15%), и соли фолиевой кислоты (15%). Сравнимые данные во взрослой группе были по цинку (3%), никотиновой кислоте (94%), витамину A (1%) и солям фолиевой кислоты (3%) (дополнительная таблица 2). Среди детей (Таблица 1; рис. 2) и взрослых (таблица; рис. 3) у существенного процента населения (по обеим группам) наблюдался прием питательных веществ на уровне ниже ОСП, в случае учета только источников природного происхождения, но эти проценты резко уменьшались, если к природным веществам добавлялись питательные микроэлементы, получаемые путем обогащения и /или витаминизации продуктов.

 

В детской группе рост процента населения, имеющего показатели приема выше МПП, при включении в расчет приема питательных веществ из обогащенной и/или витаминизированной пищи, сразу возросли по следующим показателям: витамину A (0%–6%), никотиновой кислоте (0%–4%), солям фолиевой кислоты (0%–4%) и цинку (10%–18%) (см. таблицу 1). Добавление к расчету питательных веществ из пищевых добавок увеличило процент детей с показателем приема, превышающим МПП, на еще более высокий уровень по витамину А (6%–15%), никотиновой кислоте (4%–16%), солям фолиевой кислоты (4%–15%) и цинку (18%–24%).

Обсуждение

Современные рекомендации по диете состоят в том, чтобы люди соблюдали принятые нормы потребления питательных веществ, но не превышали свои потребности в энергии (1,2). Несмотря на то, что во всех продуктах содержатся питательные вещества, самыми полезными для удовлетворения потребности в питательных веществах являются продукты природного происхождения c большой плотностью питательных веществ, такие как фрукты, овощи, цельное зерно, молоко и постные сорта мяса. В других продуктах содержатся питательные вещества как природного происхождения, так и добавленные в результате обогащения и/или витаминизации. При оценке общего обычного приема выяснилось, что большинство американцев выполнили поставленную задачу по рекомендуемому потреблению питательных веществ в отношении большинства рассматриваемых витаминов и минералов; однако без обогащения и витаминизации число участников программы, справившихся с задачей, резко сократилось бы. Тем не менее, даже после того как доли обогащения, витаминизации и

пищевых добавок были учтены, у значительного процента населения в возрасте ≥2 лет отмечался уровень приема ниже ОСП по кальцию и витамину Д, и очень немногие из опрошенных потребляли рекомендуемое количество калия (все указанные питательные вещества были особо отмечены в “Рекомендациях по правильному питанию для американцев» 2010г. как жизненно важные для здоровья населения). Показатели потребления магния и витаминов А, С,Е и К были также низкими у значительного процента населения. Судя по нашим данным, обогащение и витаминизация продуктов используются в США намного интенсивнее, чем в Европе. Флинн и соавт. (14) сообщают, что продукты естественного происхождения являются основным источником питательных веществ в большинстве европейских стран. Причиной этого может являться тот факт, что в США продукты обогащаются и витаминизируются в гораздо большей степени, чем в большинстве европейских государств.

Supplements_tabl2.jpg

Кроме того, что значительный процент населения получает некоторые питательные микроэлементы на уровне ниже рекомендованного, дети, по всей вероятности, превышают МПП по потреблению некоторых витаминов и минералов. Было особо отмечено, что у детей в Европе показатели потребления ретинола, цинка и магния также превышают МПП (14). Однако точное применение норм МПП для детей стало темой существенных споров (30). МПП – это максимальное переносимое потребление питательных веществ в сутки, не угрожающее здоровью человека (24). При потреблении питательного вещества в количестве, превыщающем уровень МПП, может увеличиться риск его отрицательного воздействия.


Однако уровень МПП основан на принципе оценки риска, его не рекомендуется использовать как жесткий стандарт или предельную точку; при оценке любого возможного неблагоприятного воздействия приема выше уровня МПП на здоровье человека нужно учитывать и другие факторы (24). Необходимо провести дополнительные исследования по неблагоприятному воздействию на здоровье, если это имеет место, начиная с уровня приема, превышающего МПП, особенно учитывая тот факт, что МПП для детей по некоторым питательным веществам, включая фолаты, цинк и витамин А, были основаны на достаточно ограниченных данных, например, недостаточно информации было по дозозависимому эффекту и токсичности (31–34).

Выделение в расчетах добавленных питательных веществ способствовало правильной оценке приема некоторых из них, например, магния и никотиновой кислоты, выше уровня МПП, иначе можно было бы завысить процент населения с показателями приема выше уровня МПП по данным элементам. По нашим данным, использующим общее потребление никотиновой кислоты в рамках МПП (не исключая никотиновую кислоту природного происхождения), процент населения, имеющего показатели выше МПП, составлял примерно 50%, по сравнению с 10%, когда анализ проводился с учетом потребления лишь добавленной никотиновой кислоты.

Сильной стороной нашего исследования является использование большой общенациональной репрезентативной выборки детей и взрослых, взятой для проведения оценки источников общего обычного приема питательных веществ с помощью метода Национального института рака. Впервые, насколько нам известно, был проведен отдельный анализ приема питательных микроэлементов природного происхождения и добавленных в результате обогащения и/или витаминизации продуктов. Одним из недостатков нашего исследования было то, что сведения, как по пищевому рациону, так и по приему пищевых добавок, представлялись в виде самоотчетов, в которых может присутствовать субъективный фактор. Кроме того, наши оценки питательных веществ природного происхождения и микроэлементов, добавленных в продукты, были приблизительными, с учетом допущений, необходимых для определения приемов этих веществ.

Supplements_pict2.jpg


Supplements_pict3.jpgВ заключение нужно признать, что большинство американцев удовлетворяет свои потребности по многим питательным микроэлементам, которые были предметом нашего изучения. Тем не менее, у большого процента населения наблюдается дефицит потребления (ниже ОСП) магния и витаминов А, С, Д и Е, и очень немногие из них достигли рекомендуемого уровня по калию. По сравнению с приемом питательных микроэлементов исключительно природного происхождения, процесс обогащения и/или витаминизации продуктов существенно улучшил показатели приема нескольких ключевых микроэлементов, включая соли фолиевой кислоты, тиамин, витамины А и Д. Пищевые добавки, в свою очередь, улучшили показатели приема микроэлементов (у тех, кто их принимал) и еще более сократили процент населения с показателями ниже ОСП по магнию и витаминам А, С и Е. Потребление питательных веществ, добавленных в результате обогащения и/или витаминизации, а также из пищевых добавок увеличило процент населения, чьи показателя приема превышали уровень МПП по никотиновой кислоте, витамину А, солям фолиевой кислоты и цинку. Процент индивидуумов, превышающих нормы МПП по большинству питательных микроэлементов, был относительно невысоким. Специалисты в области здравоохранения должны обязательно учитывать влияние обогащения, витаминизации продуктов и пищевых добавок на состояние питания американцев.

Выражение признательности

В.Л.Ф. и Д.Р.К.- разработка и анализ данных; Р.Л.Б. и Д.Д.- обеспечение научного контроля; В.Л.Ф., Д.Р.К., Р.Л.Б. и Д.Д.- участие в написании рукописи. Все авторы прочитали и утвердили окончательный вариант рукописи.

Использованная литература

1. U.S. Department of Health and Human Services and USDA. Dietary Guidelines for Americans, 2010. 7th ed. Washington, DC: U.S. Government Printing Office; 2011.

2. USDA Center for Nutrition Policy and Promotion. The Report of the Dietary Guidelines Advisory Committee on the Dietary Guidelines for Americans, 2010 [internet]. Alexandria (VA): USDA Center for Nutrit-


ion Policy and Promotion; 2010 [cited 28 Oct 2010]. Available from:

:

3. Bouchard C. The magnitude of the energy imbalance in obesity is generally underestimated. Int J Obes (Lond). 2008;32:879–80.

4. Butte NF, Ellis KJ. Comment on obesity and the environment: where do we go from here? Science. 2003;301:598.

5. Butte NF, Christiansen E, Sorensen TIA. Energy imbalance underlying the development of childhood obesity. Obesity (Silver Spring). 2007;

15:3056–66.

6. Hill JO, Wyatt HR, Reed GW, Peters JC. Obesity and the environment: where do we go from here? Science. 2003;299:853–5.

7 Swinburn BA, Jolley D, Kremer PJ, Salbe AD, Ravussin E. Estimating the effects of energy imbalance on changes in body weight in children. Am J Clin Nutr. 2006;83:859–63.

8. Wang YC, Gortmaker SL, Sobol AM, Kuntz KM. Estimating the energy gap among US children: a counterfactual approach. Pediatrics. 2006;

118:e1721–33.

9. Moshfegh A, Goldman J, Cleveland L. What we eat in America, NHANES 2001–2002: usual nutrient intakes from food compared to dietary reference intakes. Beltsville (MD): USDA, Agricultural Research Service; 2005.

10. Moshfegh A, Goldman J, Ahuja J, Rhodes D, LaComb R. What we eat in America, NHANES 2005–2006: usual nutrient intakes from food and water compared to 1997 dietary reference intakes for vitamin D, calcium, phosphorus, and magnesium. Beltsville (MD): USDA, Agri- cultural Research Service; 2009.

11. Rock CL. Multivitamin-multimineral supplements: who uses them? Am J Clin Nutr. 2007;85:S277–9.

12. Bailey RL, Gahche JJ, Lentino CV, Dwyer JT, Engel JS, Thomas PR, Betz JM, Sempos CT, Picciano MF. Dietary supplement use in the United States, 2003–2006. J Nutr. 2011;141:261–6.

13. Bailey RL, Dodd KW, Gahche JJ, Dwyer JT, McDowell MA, Yetley EA, Sempos CA, Burt VL, Radimer KL, Picciano MF. Total folate and folic acid intake from foods and dietary supplements in the United States: 2003–2006. Am J Clin Nutr. 2010;91:231–7.

14. Flynn A, Hirvonen T, Mensink GBM, Ocke MC, Serra-Majem L, Stos K, Szponar L, Tetens I, Turrini I, Fletcher I, et al. Intake of selected nutrients from foods, from fortification and from supplements in various European countries. Food Nutr Res. 2009;53.

15. USDA, Agricultural Research Service, Beltsville Human Nutrition Re- search Center, Food Surveys Research Group, U.S. Department of Health and Human Services, Centers for Disease Control and Prevention, et al. What we eat in America, NHANES 2003–2004 and 2005–2006 [internet]. Beltsville (MD): USDA ARS [last updated 2010 Sep 29; cited  27 Oct 2010]. Available from:

16. USDA Food and Nutrient Database for Dietary Studies, version 2.0 [internet]. Beltsville (MD): USDA, Agricultural Research Service, Food Surveys Research Group; 2006 [cited 2010 Sep 25]. Available from

17. USDA National Nutrient Database for Standard Reference release 18 [internet]. Beltsville (MD): USDA, Agricultural Research Service, Nutrient Data Laboratory; 2005 [cited 2010 Sep 25]. Available from:

18. USDA Food and Nutrient Database for Dietary Studies, version 3.0 [internet]. Beltsville (MD): USDA, Agricultural Research Service, Food Surveys Research Group; 2008 [cited 2010 Sep 25]. Available from:

19. USDA National Nutrient Database for Standard Reference release 20 [internet]. Beltsville (MD): USDA, Agricultural Research Service, Nutrient Data Laboratory; 2007 [cited 2010 Sep 25]. Available from:

20. Vitamin D Addendum to USDA Food and Nutrient Database for Dietary Studies, version 3.0 [internet]. Beltsville (MD): USDA, Agri- cultural Research Service, Food Surveys Research Group; 2009 [cited 2010 Sep 25]. Available from: htm?docid=18807.

21. USDA National Nutrient Database for Standard Reference release 22 [internet]. Beltsville (MD): USDA, Agricultural Research Service, Nutrient Data Laboratory; 2009 [cited 2010 Sep 25]. Available from:

22. Bowman SA, Friday JE, Moshfegh A. (2008). MyPyramid Equivalents Database, 2.0 for USDA Survey Foods, 2003–2004 [internet]. Beltsville (MD): USDA, Agricultural Research Service, Food Surveys Research Group; 2008 [cited 2010 Sep 25]. Available from: gov/ba/bhnrc/fsrg.

23. CDC, National Center for Health Statistics. Questionnaires, datasets and related documentation, NHANES 2003–2004 and 2005–2006 [internet]. Hyattsville (MD): National Center for Health Statistics [last updated 2009 Nov 3; cited 2010 Oct 27]. Available from: cdc.gov/nchs/nhanes/nhanes_questionnaires.htm.

24. Food and Nutrition Board, Institute of Medicine. Dietary reference intakes for thiamin, riboflavin, niacin, vitamin B-6, folate, vitamin B-12, pantothenic acid, biotin, and choline. Washington (DC): National Academies Press; 1998.

25. Tooze JA, Kipnis V, Buckman DW, Carroll RJ, Freedman LS, Guenther PM, Krebs-Smith SM, Subar AF, Dodd KW. A mixed-effects model approach for estimating the distribution of usual intake of nutrients: the NCI method. Stat Med. 2010;29:2857–68.

26. Food and Nutrition Board, Institute of Medicine. Dietary reference intakes for calcium, phosphorus, magnesium, vitamin D, and fluoride. Washington (DC): National Academies Press; 1997.

27. Food and Nutrition Board, Institute of Medicine. Dietary reference intakes for vitamin C, vitamin E, selenium, and carotenoids. Wash- ington (DC): National Academies Press; 2000.

28. Food and Nutrition Board, Institute of Medicine. Dietary reference intakes for vitamin A, vitamin K, arsenic, boron, chromium, copper, iodine, iron, manganese, molybdenum, nickel, silicon, vanadium, and zinc. Washington (DC): National Academies Press; 2001.

29. Institute of Medicine. Dietary reference intakes for water, potassium, sodium, chloride and sulfate. Washington (DC): National Academy Press; 2005.

30. Berner LA, Levine MJ. Understanding tolerable upper intake levels: introduction to the workshop proceedings. J Nutr. 2006;136:S487–9.

31. Renwick AG. Understanding tolerable upper intake levels: toxicology of micronutrients: adverse effects and uncertainties. J Nutr. 2006;136: S493–501.

32. Zlotkin S. Understanding tolerable upper intake levels: a critical assessment of the upper intake levels for infants and children. J Nutr.

2006;136:S502–6.

33. Vanderveen JE. Understanding tolerable upper intake levels: gap analysis for assessing acute, chronic, and lifetime exposures to high levels of various nutrients. J Nutr. 2006;136:S514–9.

34. Berner LA, Levine MJ. Understanding tolerable upper intake levels: overall discussion: gaps and suggestions. J Nutr. 2006;136:S520–1.

Назад к списку исследований

.